Фрики и НАСА.

Из комментариев: "В 2009 году автоматическая межпланетная станция LRO (Lunar Reconnaissance Orbiter) провела съёмку районов высадки лунных экспедиций, получив и передав на Землю детальные фотографии, на которых хорошо видны места посадок, посадочные ступени лунных модулей, оставленное исследовательское оборудование, следы астронавтов, даже брошенные ими рюкзаки. В 2011 году тот же аппарат сфотографировал места посадок с ещё более высоким разрешением. (Замечу в скобках, что это аппарат NASA)
Ранее японский (Kaguya) и индийский (Chandrayaan-1) космические аппараты обнаружили «гало», оставшееся от струй выхлопов двигателя лунного модуля Аполлона-15.
Думаю, для скептиков 100%-м доказательством было бы фотографирование с высоким разрешением мест предполагаемых посадок с российского окололунного космического аппарата".

Я угораю!  НАСА и ее прихлебатели называют всех, кто сомневается в их полетах на пепелацах к Луне, фриками.
Одновременно отправляет свои автоматические станции фотографировать места посадок пепелацев. Какая суета и какие средства тратятся из-за фриков!
    И даже брошенные рюкзаки сфотографировали! А пустые бутылки из под виски и использованные презервативы в кадр не попали, случайно?



Навализм

Алексей Навальный,  блогер,  борец с коррупцией,  кандидат в президенты,  основатель проекта Рос Пил,  считает что проблема России - Ротенбеги и Усмановы,  но ни как не системообразующий кризисы капитализм.
Вот что он предлагает с ними сделать,  с капиталистами у власти?  Убрать?  Так основа государственной власти - капиталисты,  не будет капиталистов не будет и государственной власти,  а против капитализма как системы Алексей ничего против не имеет,  он даже защищает эту сложившуюся  общественную формацию.  В интересах капитала проводится и осуществляется власть.
Уйдут Ротенберги и Усмановы,  придут другие,  свято место пусто не бывает,  это закон политэкономии. То что называется коррупция,  это высшая стадия развития крупного капитала,  это его способ выживания в конкурентной борьбе и любое государство оказывало и будет оказывать помощь капиталу в его проблемах за счет бюджета,  рыночная экономика и невидимая рука рынка это оружие пропаганды против социализма.   Не перестановкой мест заниматься нужно. Необходимо менять экономическую систему систему,  с капитализма на социализм.
Кем видит себя Алексей?  Управленцем,  главным менеджером.  А кем и в чьих интересах он будет управлять в капиталистической стране? Управлять Алексей будет пролетариатом, наемными работниками,  малым и средним бизнесом,  в интересах крупного капитала. 
Выжимать жизненные соки будут также как и сейчас.  Вы хотите ещё  поддерживать Алексея?

Collapse )

Неделя на #1957 (30 апреля-06 мая)

«Один обзор, девять тем, пять рабочих дней, семь дней недели»

Еженедельно коллектив авторов Движения подводит итог своей деятельности.

Сегодня вторник, стрелки на часах без трех минут восемь, время предоставить читателям обзор Неделя на #1957, в котором каждый найдет обзор интересных на наш взгляд публикаций и событий минувшей недели.

Collapse )

Цена Победы




Автор публикации:
08.05.2018




Цена Победы

Перед 30-летием Победы в моем родном селе собирали деньги на памятник погибшим воинам-односельчанам. Активисты-сборщики пришли и к моей бабке по материнской линии Чекашовой Аксинье Яковлевне. У нее муж погиб под Сталинградом. Бабка была очень скандальная, точнее, была представителем еще того поколения, которое всегда активно качало свои права. «Сталинские рабы». Сдавать деньги она наотрез отказалась, потому что ее муж не уходил на фронт из с.Ленинского. Аксинья Яковлевна в с.Ленинское из Пензенской области приехала только в 1963 году. Чего сдавать деньги на памятник, который к твоему погибшему мужу никакого отношения не имеет, правильно?

Я присутствовал во время этой скандальной ситуации и мне, еще пионеру, было за бабку стыдно. Тем более, что активисты ей напомнили, как у нее несколько месяцев назад брали сведения о погибшем муже и заверили, что его фамилия на памятнике будет. Деньги Аксинья Яковлевна сдала, конечно.

9 мая 1975 года торжественно открыли памятник. На бронзовой доске – почти сотня фамилий павших воинов.

Я во время этого торжественного действа нёс знамя пионерской дружины нашей школы, стоял с ним рядом с группой стариков-ветеранов, среди которых был и мой дед по отцу, и у меня сворачивались уши в трубочку от их совсем не соответствующих торжественному моменту разговоров.  Эти старики, односельчане еще с довоенной поры, в нашем Приморском селе, которое с середины 40-х годов разрослось в несколько раз за счет переселенцев, жили каким-то особым братством. Да просто многие породнились, переженив своих детей.

Они над этим памятником в день его открытия почти глумились. Я услышал, что среди погибших оказалась и фамилия расстрелянного за дезертирство. Но больше всего ветеранов возмущало, что в списке погибших было больше людей, чем в довоенном  селе мужиков.

Мне было тогда стыдно, что мой родной дед участвует в этих кощунственных, как мне тогда казалось, разговорах. Неужели он не понимает, думал я, что это – ПАМЯТЬ?! Какая разница, сколько на памятнике фамилий? Это же все погибшие за Родину!

Нужно было повзрослеть и очнуться от дурмана лже-патриотической и лже-коммунистической пропаганды времен моего детства, чтобы понять, насколько эти старики были правы в своем неприятии такой памяти. Все эти юбилейные, к годовщинам Победы, обелиски, выросшие в почти каждой российской деревне – не память. Это обманка памяти.

Памятное не должно бросаться в глаза. Оно в сердце должно быть. Помните, с каким интересом народ с 90-х годов пошел в церкви? Открытых церквей было очень мало. Они вызывали интерес. Сегодня, когда эти церкви уже открыты почти в каждом городском микрорайоне и в каждом селе – интереса нет. Примелькались.

Тоже самое с этими обелисками. Мы проезжаем и проходим мимо них почти не обращая внимания. Они перестали быть символами памяти, стали объектами архитектуры. Встреча с памятью должна быть – СОБЫТИЕМ. А не мелькнувшим за окном автомобиля объектом.

Можно еще на каждой улице установить обелиск, можно раскопать братские могилы и над каждой могилой установить памятник. Можно всего себя обвязать георгиевскими ленточками, как елку. Можно в каждой руке носить по две фанерки с портретами воевавших предков хоть по два раза в год. Это не память. Это самообман. Судорожные попытки оправдаться за предательство дела наших дедов, защитников и строителей Социалистической Родины.

И это легко. Не требует особенных усилий. Как доза транквилизатора для успокоения совести.

Кто успокаивал свою совесть, организовав возведение этих многочисленных обелисков? Власть, которая уже планировала слить страну Ленина-Сталина? Или это была четко рассчитанная идеологическая провокация, прикрытая лже-патриотическими простынями?

В этом году в моем далеком родном с.Ленинском будет 9 мая митинг. Придут… Ветераны уже не придут. Они не бессмертны. Придут люди, которые войну еще застали детьми, придёт молодёжь, школьники. И увидят больше 80-ти (если точно помню), фамилий на табличке обелиска, который посвящен погибшим на фронте жителям с.Ленинского.  Села, в котором до войны было порядка 30 семей.

Что будут чувствовать и думать люди сегодняшнего поколения, глядя на эту табличку, уже не зная, как там появились фамилии павших защитников Родины? О том, какой безмерно дорогой ценой досталась Победа? А может и том, какая бесчеловечная и тупая власть уложила в могилу за эту победу всех мужчин их села, да еще раза два по столько же?

Как превращали ПОБЕДУ в некое подобие холокоста, бессмысленную жертву, принесенную «кровавым Сталиным», мы с вами сегодня можем увидеть довольно наглядно.

В феврале 1946 года в журнале «Большевик» впервые была опубликована цифра 7 млн. прямых потерь, понесенных советским народом в войне с фашизмом. Это еще не Сталин говорил. Это опубликовано в органе партийной печати.

В марте 1946 года Сталин в интервью газете «Правда» подтвердил эти данные: «В результате немецкого вторжения Советский Союз безвозвратно потерял в боях с немцами, а также благодаря немецкой оккупации и угону советских людей на немецкую каторгу около семи миллионов человек».

Вдумайтесь – 7 миллионов! Это огромные потери. Советско-афганская война 1979-1989 гг. шла десять лет. За десять лет наших солдат погибло 15 тысяч по самым максимальным подсчетам. Инвалидов, естественно, было в несколько раз больше. Вспомните 90-е годы, как довольно ощутимо это было для народа.

Теперь представьте, что за 4 года погибших было в 500 раз больше, чем за 10 лет афганской войны. И инвалидов тоже. Умножьте ощущения от потерь афганской войны в 500 раз – как оно?

Вот именно. 7 млн. – трагедия огромнейших масштабов. Плюс – миллионов 20 инвалидов. По статистике, на каждого убитого приходится по 3-4 инвалида. Страна тяжело переживала эту трагедию.

И советский народ цифру Сталина не встретил с недоверием. Люди с головой дружили и на себе чувствовали эти потери.

Но после смерти Сталина началась компания по его дискредитации. В том числе и по дискредитации, как военного руководителя, Главнокомандующего. И Хрущёву потребовались новые данные о потерях. Такие, чтобы в них Сталин был виден именно тем, каким был представлен на XX Cъезде.

Появилась такая справка:

«рассекречено
Особой важности
экз.№ 2

В ЦК КПСС

Тов. Шепилов просит телеграфировать подлежащие публикации цифры о людских потерях советской армии и советского народа за годы второй мировой войны.

В связи с этим докладываю:

а) в интервью И.В.Сталина, опубликованном в печати 14 марта 1946 года   было сказано: «... В результате немецкого вторжения Советский Союз безвозвратно потерял в боях с немцами, а также благодаря немецкой оккупации и угону советских людей на немецкую каторгу – около семи миллионов человек. Иначе говоря, Советский Союз потерял людьми в несколько раз больше, чем Англия и Соединенные Штаты Америки, вместе взятые».

б) по расчетам ЦСУ убыль населения СССР за годы войны в результате потерь советской армии истребления советских людей оккупантами и превышения смертности над рождаемостью составила более 20 миллионов человек;

в) из опубликованных в сборнике ЦСУ цифр о населении СССР за 1940 год (191,7 млн.) и на апрель 1956 года (200,2 млн.), а также из данных о приросте населения, опубликованных за последние годы, можно сделать вывод, что потери в СССР в войну составили не 7 млн., а значительно больше.

В связи с этим считал бы необходимым дать тов. Шепилову указание или не называть вовсе цифру потерь, ограничившись формулировкой «многие миллионы», или же назвать цифру – свыше 20 млн. человек дав ее, примерно, в следующей редакции:

«Советский Союз за период Великой Отечественной войны потерял в боях с захватчиками, в результате истребления населения оккупантами, а также от снижения рождаемости и увеличения смертности, особенно в оккупированных районах, свыше 20 миллионов человек».

Прошу указаний.

НАЧАЛЬНИК ЦСУ СССР            (В. СТАРОВСКИЙ)

14/XI-56 г.

РГАЭ. Ф. 1562. Оп.33 Д.2990. Л.75».

Заметьте, что даже в этой справке, составленной именно с целью кратно увеличить потери советского народа погибшими, начальник ЦСУ СССР так и не рискнул назвать цифру 20 млн. как прямые потери. Он ее называет как демографические потери.

Но Никита Сергеевич известный фокусник. 5 ноября 1961 г. Н.С. Хрущёв в письме шведскому премьер-министру Т. Эрландеру отметил, что прошедшая война «унесла два десятка миллионов жизней советских людей».

Всё. Теперь 20 млн. погибших стали официальной статистикой. Как вам такой трюк?

Было и продолжение, закрепление этих данных в качестве официальных.

9 мая 1965 года Л.И. Брежнев в своей речи сказал, что страна потеряла «свыше 20 миллионов человек». Позднее Л.И. Брежнев уточнил формулировку: «Война унесла более двадцати миллионов жизней советских людей».

Теперь нужно было всю страну покрывать обелисками, на которых присутствовали фамилии погибших солдат в таком числе, что у народа должно закрепиться – «завалили трупами». Власть, называвшая себя коммунистической, демонстрировала народу, что коммунистическая власть сожгла в войне невероятное число народа.

Подумайте сами. 20 млн. погибших – это еще плюс 40-60 млн. инвалидов должно быть. В войну погибло и искалечено почти половина населения страны! Кто же тогда страну из руин за считанные годы поднял? Дети и женщины?

И теперь под эту цифру подгонялось всё. Кривошеевские перестроечные подсчеты потерь РККА, данные по оккупации.

Полюбуйтесь: «Первой организацией, предпринявшей усилия по определению уровня потерь населения СССР, стала Чрезвычайная Государственная Комиссия по установлению и расследованию злодеяний немецко-фашистских захватчиков и их сообщников (ЧГК). Нужно отметить важное обстоятельство: задачи ЧГК не были пропагандистскими. Выкладки этой организации оставались секретными до конца 1960 годов. В соответствии с ее данными, на оккупированной территории было истреблено около 5,6 миллиона человек на территории России, и 11,3 миллиона человек на оккупированной территории СССР в целом».

Погуглите по этой цитате. Вам интересно будет узнать, какие у нас историки и какая история. Очень удобная для сайта «Спутник и погром». Оттуда скопирована цитата. Но именно этими «выкладками» размахивают очень многие историки.

В этой цитате все прекрасно. И то, что задачи ЧГК не были пропагандистскими. Хотя ее материалы активно именно в пропагандистских целях и использовались. И почти исключительно в пропагандистских. И то, что выкладки ее оставались секретными до 60-х годов. При этом еще в войну эти «выкладки» публиковались в газетах.

На самом деле, секретными были только «выкладки» про 5,6 и 11,3 млн. убитых, которые стали известны только в конце 60-х годов. Все остальное к секретам не относилось. Ничего подозрительным не кажется вам?

А ничего в этом подозрительным не кажется даже современным сталинистам. Наши сталинисты, точнее – сталинизды, умудрились превознося Сталина и опровергая Хрущева, подтвердить абсолютно всю брехню Никиты, вылитую на Иосифа Виссарионовича.

В том числе, и про 20 млн. погибших. Они эту цифру уже даже до 27 млн. довели. Как говорится: Ну, вздрогнем за Сталина!

А вы цепляйте на себя хоть полосатые ленточки, хоть красные. Носите портреты предков по улицам. Венки к обелискам. Успокаивайте свою совесть.

Только вряд ли получится. Поверившим в антисталинскую ложь, в ложь, которая позорит солдат Советской страны и их Главнокомандующего, свою совесть не успокоить. Именно поэтому уже который год вместо Праздника Победы – псевдо-патриотические акции с истерическим надрывом.


http://1957anti.ru/publications/item/479-tsena-pobedy


ДВЕ ПОБЕДЫ.

       Ко Дню Победы не хочется писать ничего победно-пафосного. Поймите меня правильно, дело не в том, что этот  Праздник у меня вызывает изжогу, как у некоторых отечественных скотов, считающих, что «трупами завалили» и баварское лучше жигулевского, а немцы живут кучерявее, поэтому неизвестно кто кого еще победил.
      Смущает другое – подлый официоз, сопровождающий Победу и наше бездумное поддакивание этой подлости. Причем, на протяжении почти 60 лет.
   Мы каким-то образом умудрились не заметить, что вместо реальной истории Великой Отечественной войны нам подсунули нечто совершенно другое. Настолько отличающееся от того, с чем пришел советский народ к 9 мая 1945 года, что…  Ну вот представим вдруг ожившего Сталина, который услышал бы ежегодную праздничную речь нынешнего Главнокомандующего с ежегодно повторяемыми словами о принесенных на алтарь победы 27 млн. погибших советских граждан.
     Думаю, что Иосиф Виссарионович просто сказал бы, глядя на нас, как на моральных уродов: «Вам не стыдно? Я назвал вам цифру 7 млн.. Вам мало? Вы считаете, что это маленькая цена победы и поэтому вы ее увеличили почти в четыре раза? А я – лжец? Советским народом-победителем руководили партия и правительство во главе с вруном?»
        Есть, фактически, два Праздника Победы.  Сталинский -  это Победа в войне советского народа, который нанес Германии и ее союзникам кратные военные потери, в несколько раз большие, чем они нам.  Праздник воинской славы советского народа.
      Нынешний, как продолжение хрущевско-брежневского – победа, достигнутая невероятно высокой ценой. В хрущевско-брежневской трактовке – 20 млн. погибших. В нынешней – уже 27. Победа-катастрофа.
      Выбирайте сами, какая из двух вам больше по душе, ту и празднуйте. Я выбрал первую. У меня 9 мая – Праздник воинской славы советского народа.  Если вы выбрали второй вариант – ну можете хоть какие оговорки делать, что это не «трупами завалили», но не звучат эти оговорки.
    Можете, читая эти строки, крутить пальцем у виска, называя меня сбрендившим сталинистом, ссылаясь на «научные исследования» историков…
     Давайте я вам покажу, как писалась эта история Великой Отечественной войны, чтобы было наглядно видно, каким научным исследования вы верите?
      Мемуарная литература. Согласитесь, что воспоминания очевидцев, являются такими же историческими документами, как и любые архивные документы. Это, фактически, свидетельские показания. Как протокол допроса свидетеля в уголовном деле – документ, так и мемуар – документ в истории.  Любое историческое исследование по любому вопросу, если этот вопрос отражен в мемуарной литературе, обязательно должно опираться на воспоминания очевидцев, состыковывать их между собой и архивными документами… Более того, мемуары – это еще и мощное средство пропаганды. Оценка их объективности имеет очень важное значение. А если воспоминания принадлежат очень авторитетному человеку, непосредственному участнику событий, то  они формируют и массовое общественное мнение.
     Вот давайте посмотрим, что у нас творится с мемуарами участников Великой Отечественной войны.  Возьмем самого уважаемого ныне среди советских полководцев – Константина Константиновича Рокоссовского. «Солдатский долг».  Почти по единодушному мнению историков – лучшее из мемуарной военной литературы периода ВОВ. Я с этим согласен. Остальное всё с «Солдатским долгом» даже сравнивать смешно. Тем более, что Константин Константинович – человек, честность и порядочность которого неоспоримы. Историки его книгой в своих исследованиях пользуются активно.
       Особенно нравится нынешним историкам вариант «Солдатского долга», в который включены главы в их первоначальном виде, в каком они, якобы, написаны Рокоссовским до редакторской правки.
        Нынешним историкам в этих главах особенно интересны строки с уничижающей характеристикой маршала Жукова. Но там есть еще кое-что более значимое – оценка роли Ставки ВГК.  В «неправленных» главах Ставка мешала Рокоссовскому воевать. Много примеров того, что она принимала неверные решения, которые вели к неудачам и излишним потерям. Например, вот такое: «К Ставке я имею право предъявить законную претензию в том, что, ослабляя фронт перенацеливанием главных сил на другое направление, она не сочла своим долгом тут же усилить 2-й Белорусский фронт не менее чем двумя армиями и несколькими танковыми или мехкорпусами для продолжения операции на западном направлении. Тогда не случилось бы того, что произошло на участке 1-го Белорусского фронта, когда его правый фланг повис в воздухе из-за невозможности 2-му Белорусскому фронту его обеспечить. Пожалуй, и падение Берлина произошло бы значительно раньше...».
      Или вот еще: «Вот тут-то я еще раз окончательно убедился в ненужности этой инстанции — представителей Ставки — в таком виде, как они использовались. Это мнение сохранилось и сейчас, когда пишу воспоминания».
        Я не буду даже касаться того, что тот «Рокоссовский», который такое понаписал о Ставке, забыл, что настоящий Рокоссовский в своей книге сам с гордостью вспоминал об эпизоде, когда он сам в качестве представителя Ставки оказывал помощь Ватутину под Киевом. И гордился тем, что сама Ставка высоко оценила его работу в качестве ее представителя.
      Всё это – мелочи. Лучше вот что из дополненных глав процитирую: «Тщательно все продумав и всесторонне обсудив возникший план со своими помощниками, я ознакомил с ним Главнокомандующего фронтом».
     На этом с «неправленными» главами можно закончить. «Рокоссовский», который их сочинял был не военным человеком. Их писал шпак. Какой-нибудь кабинетный историк. Во-первых, у командующего армией нет помощников, есть заместители и начальник штаба армии. Еще бы и помогайками их назвали! Во-вторых, шпак может и командира взвода назвать взводным главнокомандующим. Но реальный Рокоссовский командующему фронтом звание Главкома не присвоил бы.
     Больше ничего и не надо. «Дополненные главы» - фальшивка. Мы их отбрасываем и читаем только первый вариант «Солдатского долга».
       Доходим до обороны Москвы и тут…   Цитирую:
«Само водохранилище, река Истра и прилегающая местность представляли прекрасный рубеж, заняв который заблаговременно, можно было, по моему мнению, организовать прочную оборону, притом небольшими силами. Тогда некоторое количество войск мы вывели бы во второй эшелон, создав этим глубину обороны, а значительную часть перебросили бы на клинское направление.
Всесторонне все продумав и тщательно обсудив со своими помощниками (опять помощники! Даже в первом варианте книги – авт.), я доложил наш замысел командующему фронтом и просил его разрешить отвести войска на истринский рубеж, не дожидаясь, пока противник силою отбросит туда обороняющихся и на их плечах форсирует реку и водохранилище.
Ко всему сказанному выше в пользу такого решения надо добавить и то, что войска армии понесли большие потери и в людях и в технике. Я не говорю уже о смертельной усталости всех, кто оставался в строю. Сами руководители буквально валились с ног. Поспать иногда удавалось накоротке в машине при переездах с одного участка на другой.
Командующий фронтом не принял во внимание моей просьбы и приказал стоять насмерть, не отходя ни на шаг.
На войне возникают ситуации, когда решение стоять насмерть является единственно возможным. Оно безусловно оправданно, если этим достигается важная цель— спасение от гибели большинства или же создаются предпосылки для изменения трудного положения и обеспечивается общий успех, во имя которого погибнут те, кто должен с самоотверженностью солдата отдать свою жизнь. Но в данном случае позади 16-й армии не было каких-либо войск, и если бы обороняющиеся части погибли, путь на Москву был бы открыт, чего противник все время и добивался.
Я считал вопрос об отходе на истринский рубеж чрезвычайно важным. Мой долг командира и коммуниста не позволил безропотно согласиться с решением командующего фронтом, и я обратился к начальнику Генерального штаба маршалу Б. М. Шапошникову. В телеграмме ему мы обстоятельно мотивировали свое предложение. Спустя несколько часов получили ответ. В нем было сказано, что предложение наше правильное и что он, как начальник Генштаба, его санкционирует.
Зная Бориса Михайловича еще по службе в мирное время, я был уверен, что этот ответ безусловно согласован с Верховным Главнокомандующим. Во всяком случае, он ему известен.
Мы немедленно подготовили распоряжение войскам об отводе ночью главных сил на рубеж Истринского водохранилища. На прежних позициях оставлялись усиленные отряды, которые должны были отходить только под давлением противника.
Распоряжение было разослано в части с офицерами связи.
Настроение у нас поднялось. Теперь, думали мы, на истринском рубеже немцы сломают себе зубы. Их основная сила — танки упрутся в непреодолимую преграду, а  моторизованные соединения не смогут использовать свою подвижность.
Радость, однако, была недолгой. Не успели еще все наши войска получить распоряжение об отходе, как последовала короткая, но грозная телеграмма от Жукова. Приведу ее дословно:
«Войсками фронта командую я! Приказ об отводе войск за Истринское водохранилище отменяю, приказываю обороняться на занимаемом рубеже и ни шагу назад не отступать. Генерал армии Жуков».
       Особенно интересно, что эта история в описании «Рокоссовского» принята военными историками на-ура. Все ей безоговорочно поверили. Заметьте, у меня и здесь фамилия маршала в кавычках, хотя я цитирую по первому изданию «Солдатского долга», еще без фальшивых дополнений.
        Что смущает? Про то, что немцам вдруг захотелось форсировать водохранилище, хотя его можно было обойти – это я даже не хочу рассматривать. Хотя, в реальных событиях, как потом и написано в этой же книге Константина Константиновича, немцы именно и обошли водохранилище. Это – ладно. Стратегия – такая штука, что задним числом можно хоть какую соплю на палец накрутить.
       Там есть другое. Сразу бросающееся в глаза. Командарм вышел на своего прямого начальника, комфронтом, с предложением об отводе войск с оборонительного рубежа. Комфронтом отклонил это предложение. Вместо того, чтобы поставить комфронтом в известность о несогласии и о том, что его решение будет обжаловаться прямому начальнику комфронтом, а это – Верховный, сам Сталин, «Рокоссовский» пошел обходным маневром. Начал слать телеграммы своему знакомому, начальнику Генштаба. От него получил одобрение. Сам сделал предположение, что начальник Генштаба согласовал всё с Верховным и отдал распоряжение об отводе войск. Заметьте, что приказа от Верховного на отвод «Рокоссовский» так и не получил.
     Вот же гнида этот «Рокоссовский»! Согласитесь, что первое же, что сделал бы любой командир, да еще и в боевой обстановке, с таким подчиненным – немедленное отстранение от командования.
     Но там ситуация усугублена еще и тем, что распоряжение об отводе войск армии «Рокоссовский» отдал, не ставя в известность командующего фронтом, как следует из текста. Жуков узнал об этом черт знает от кого. Т.е., ты командуешь фронтом – и командуй на здоровье, а куда твои армии идут – не твое собачье дело?! Хочешь узнать – сам звони Шапошникову.
      За такой фортель – уже не просто отстранение, а предание суду. На этом биография командарма Рокоссовского и оборвалась бы. Не расстреляли бы, конечно, но, думаю, даже командование дивизией ему не светило бы. Такой командир в армии не нужен. Командир в армии должен иметь представление о субординации и Уставе.
    Но автор «Солдатского долга» еще и в заслугу себе поставил эту ситуацию. Типа, поступил, как коммунист.
         Так кто писал эти строки? Константин Константинович, представляя себя мастером обходных маневров в отношениях со своим командующим? Нет, конечно. Автор этих строк – шпак. Человек, не имеющий об армии и о взаимоотношениях в армии командиров и подчиненных никакого представления. Автор, скорей всего, кабинетный историк.
     А ведь «дополненные главы» «Солдатского долга» изданы в 1989 году. Это понятно – Перестройка, гласность. «Трупами завалили» по вине Сталина и его Ставки.
     А первое издание «Солдатского долга» - 1968 год. Эта история с истринским рубежом увидела свет еще задолго до Перестройки.  Но уже Г.К.Жуков был в опале, поэтому какой-то кабинетный шпак и вписал в мемуары Рокоссовского эту историю, как порочащую методы командования Жукова.
          Как сам Константин Константинович отреагировал на такую правку своей книги? Никак. Он ее не видел, Рокоссовский не дожил до публикации своей книги. Поэтому братва-редакторы могли резвиться на полную катушку, подгоняя воспоминания очевидца под политику партии.
       Теперь попробуйте мне назвать хоть одного более-менее известного военного историка, который усомнился бы в том, что написано в «Солдатском долге» про Истру и Жукова.
     Вот такая у нас военно-историческая наука.  В которой рулят кабинетные шпаки и гнущиеся под линию партии. И такие у нас исторические документы. Сочиненные этими же типами от имени маршалов.
        И история Великой Отечественной войны – такая же, основанная на этих «документах». Подогнанная под 27 млн. погибших.
     Празднуйте на здоровье, не поперхнитесь.  Победа с неимоверными жертвами – 27 млн.! А я буду праздновать сталинскую ПОБЕДУ!

Неделя на #1957 (23-29 апреля)

«Один обзор, девять тем, пять рабочих дней, семь дней недели»

В прошлом выпуске Недели была допущена ошибка. Обзор делается за неделю, с понедельника по воскресение включительно, и должен был быть с 16 по 22 апреля, а по факту получилось, что с 16 по 23 апреля. Допущенная ошибка объясняется тем, что на день подготовки Недели у товарища Бондаря был день рождения, 23 апреля, и в этот праздничный день, в суете и радости, ответственный за выпуск не заметил, как включил свой день рождения в историю. Пожелаем ему быть внимательным и радовать читателей интересными обзорами с марксисткой точки зрения.

Итак, сверим часы! Ровно в 19:57, во вторник, еженедельно коллектив авторов коммунистического движения имени «Антипартийной группы 1957 года» представляет вниманию своих читателей краткий обзор интересных на наш взгляд публикаций прошедшей недели.

Collapse )


Катехизис трудящихся

Ни дня без классиков: Поль Лафарг

Вопрос. – Как тебя зовут?
Ответ. – Наёмный рабочий.
В. – Кто твои родители?
О. – Мой отец был наёмным рабочим, равно как мой дед и прадед. Но отцы моих прадедов были крепостными и рабами. Имя моей матери – Бедность.

Collapse )
Поль Лафарг. Религия и капитал. М. 1937 г. С. 175-181


Подписывайтесь на наш канал в Телеграм @1957anti!
Читайте свежие материалы на нашем сайте 1957anti.ru


Вы хотите революцию?! Вы хотите гражданскую войну?!

Автор публикации:

04.04.2018

Выборы прошли, и выбор был сделан. Президент получил кредит доверия в более чем 51% голосов от тех, кто имел право сделать этот выбор. Демократический механизм обретения легитимности сработал превосходно, и фундаментальный принцип демократии – меньшинство подчиняется большинству – вступил в законную силу.

Collapse )


Неделя на #1957 (26 марта -01 апреля)

«Один обзор, девять тем, пять рабочих дней, семь дней недели»

Сегодня вторник и настало время сверить часы. Ровно в 19:57 коллектив авторов Коммунистического движения имени «Антипартийной группы 1957 года» представляет вниманию своих читателей краткий обзор интересных на наш взгляд публикаций прошедшей недели.

Collapse )



Неделя на #1957 (19-25 марта)

«Один обзор, девять тем, пять рабочих дней, семь дней недели»

Как всегда, во вторник точно в 19:57 по московскому времени, коллектив авторов движения имени «Антипартийной группы 1957 года» представляет вниманию своих читателей краткий обзор интересных на наш взгляд публикаций прошедшей недели.

Collapse )